gmorder (gmorder) wrote,
gmorder
gmorder

Category:

Плохая девочка, или Барышня-...уярышня

CHyAHzQMaog


Жила-была в начале XVIII века в Ирландии дочка адвоката Энн Кормэк. Была она рыжая, красивая и наглая. Мать у девочки умерла при родах. Когда Энн исполнилось 5 лет, папа ее перебрался в Америку, прикупил плантацию, построил особняк — в общем, разбогател. И все бы у него было хорошо, если бы не хуевый характер дочурки. Энн решала все проблемы одним способом: выдавала пиздюлей неугодным. Она ебошила по мордасам подруг, друзей, слуг и самого папу. Однажды пырнула ножом горничную.

— Блядь, скорее бы ее замуж выдать, с рук спихнуть, — расстраивался папа-плантатор. — Пусть бы мужа пиздила уже, а я пожилой человек, у меня сердце слабое.
Но когда Энн исполнилось 16 лет, выяснилось, что она не только злобная, но и злоебучая. Сексуальные аппетиты девицы были так велики, что она меняла любовников чуть не каждый день.

— Доченька, приличные девушки себя так не ведут. — огорчался папа-плантатор. — Ты же барышня из хорошей семьи.
— Барышня-хуярышня, — отвечала Энн. — Я тебе не Скарлетт, блядь, и не сочиняй тут сказки. Что-то не нравится — уебу.

Но однажды девица вдруг привела домой красивого молодого чувака, и говорит:
— Знакомься, батя, это Джеймс Бонни.
— Ой, счастье-то какое! — обрадовался папа. — А вы из каких будете? Плантация у вашей семьи большая?
— Плантация-хуяция, — ухмыльнулась Энн. — Матрос он, батя.
— Доченька, но ты же не можешь выйти замуж за простого моряка!

— Это, бля, где написано? — изумилась девица. — Очень даже могу, и уже вышла. Сегодня обвенчались.
— Знаешь, что? — разгневался папа. — Могла бы просто поблядовать, как с остальными.
— Не могла, — возразила Энн. — Он такой охуительный в постели, что следовало его оставить при себе.
Все это время Джеймс помалкивал в тряпочку.
— Я лишаю тебя наследства. Уёбывай отсюда, и чувака своего забери. — Окончательно обиделся папа.
— Наследство-хуедство, — хладнокровно ответствовала Энн. — Пошли отсюда, муженек.


И молодая пара отвалила из особняка и отправилась на остров Нью-Провиденс, который был раем для пиратов.
— Я пойду в пираты, а ты меня будешь на берегу ждать, — рассуждал Джеймс.
— Это пуркуа с какого хуя? — светски уточнила Энн. — Как это я без мужика на берегу буду? Кто меня трахать станет вообще?
— Придется потерпеть. Баба на корабле к беде, это все знают, — увещевал Джеймс.
— Беде-хуеде, — сообщила Энн. — Ищи другой выход из положения. Я без тебя не останусь. А если останусь, наебусь так, что у тебя не на башке рога вырастут, а покроешься роговыми наростами по всему телу. Как черепаха пиздячая.

И тут Джеймс совершил роковую ошибку. Допустил осечку в постели. Это понятно: у него случился стресс от выебонов благоверной.
— Это что, это как?! — возмутилась Энн. — Ты, мудачина, мало того, что слабак по жизни, так еще импотентом стать норовишь?
Чудесная, добрая, понимающая женщина.

— Зайчик, котик, прости, — оправдывался Джеймс.
— Нет тебе прощения! — отрезала Энн.
И познакомилась с капитаном пиратского корабля Ситцевым Джеком. Ситцевый, потому что хлопок любил. Такой эстет был, китайскую синтетику не носил. Он сразу втрескался в Энн по уши, и предпринял решительную атаку.
— Да хуй с вами, сэр, — сказала Энн, и улеглась с Джеком в постель.
— Со мной, конечно, — самодовольно ответил Джек.
— Заебись был абордаж, — восхитилась наутро Энн.

Вернулась домой, кратко сообщила Джеймсу:
— Я полюбила другого, от тебя ухожу. — И для верности ёбнула бывшего мужа чайником по башке.
Не знаю, почему чайником. Видимо, под руку попался.

В это время Ситцевый Джек собрался на промысел. Но был умнее Джеймса, и сразу решил взять Энн с собой. Правда, имелась одна маленькая трудность: баба на корабле — к несчастью. Джек-то считал, что баба на корабле — к регулярному сексу, а значит, к выработке эндорфинов и прочего, следовательно, к счастью. Но он боялся, что команда не разделит его взглядов. Поэтому предложил Энн:
— Ты переоденься в мужика. Только никакой китайской синтетики!

Вот нарядилась Энн в ярко-красную ситцевую рубаху, широкие штаны, и явилась с Джеком на корабль.
— Это наш новый матрос, Андреас, — представил ее Ситцевый Джек.
— Странный какой-то, — удивилась команда. — Сиськи, как у бабы, жопа, как у бабы, да и лицо, как у бабы. Трансвестит, наверное.

И стала Энн ходить с Ситцевым Джеком на разбой. Да не просто сидела, как балласт. Научилась стрелять, драться на шпагах, участвовала в абордажах. А еще была крутым дуэлянтом. Вот когда пригодился вспыльчивый характер. Моряки то и дело говорили ей:
— Что ж у тебя, Андреас, такая жопа бабская?
— Ах, бабская? — злилась Энн. — Ну щас я тебе покажу.

И мочила народ направо-налево. Ситцевый Джек заёбывался новых моряков вербовать, но бабе своей не перечил, чтоб и его не прибила. Все было бы отлично, но тут Энн забеременела.
— .У тебя, Андреас, не только сиськи и жопа, но еще и пузо, — говорили моряки. — Странный ты какой-то мужик.

Энн заебалась со всеми драться, и однажды Ситцевый Джек высадил свою бабу в одну глухую бухту, объяснив команде:
— Андреас приболел. У него аллергия на морскую воду, аннорексия, панические атаки, ну и еще по мелочи.
— Ага, ага, — закивала команда. - Обычное дело...

Через полгода, оставив ребенка на попечение кормилицы, Энн вернулась на корабль. Именно в это время испанские колониальные власти объявили охоту на Ситцевого Джека. И вот однажды корабль пиратов заебался убегать от военных, да еще закончились у него вода с едой. Ситцевый Джек привел поздно ночью судно в бухту на побережье Кубы. Но тут за ними в бухту пришли испанские преследователи, и встали так, чтоб корабль подпереть. Ну всем знакомо, как на стоянке подпирают. Правда, на разборки испанские военные не полезли, оставив до утра.

Ситцевый Джек собрал команду на совет.
— Это все, блядь, из-за нее, — сказали пираты, тыча пальцами в Энн. — Говорили же: баба на корабле к несчастью. Мы щас бунт поднимем.
— Это не баба, это матрос Андреас, — начал было капитан.
— Ой, да хватит пиздеть-то уж, — поморщились моряки. — Мы раньше тоже думали, тайский транссексуал. Или мужик с сиськами. А теперь наконец поняли: это баба. Короче, капитана и блядь его на мыло.
— Мыло-хуило, — по сути возразила Энн. — Слушайте сюда, хуесосы.

И предложила простой, действенный план. Рядом с пиратским кораблем стояло еще английское торговое судно. Под руководством Энн пираты на шлюпках пробрались на борт этого корабля, вырезали часовых, перевезли все со своего судна, и спокойно покинули порт. Испанские военные ни о чем не догадались. Английскую команду пираты потом выкинули где-то в пустынной местности.

— Крутой ты мужик, хоть и баба с сиськами, — сказали потом пираты. — Ладно, постановляем теперь: баба на корабле к счастью. И мы тут решили: можешь быть законной женой капитана, и даже ходить в платье, если хочешь. Клянемся: никто под юбку тебе не полезет.
— Юбку-хуюбку, — проворчала Энн. — Рискните здоровьем еще…

А в это время в Англии жила-была Мэри Рид, которой суждено было сыграть важную роль в этой истории. Но продолжение следует.
© Диана Удовиченко «VK DMCA»



Tags: мат перемат
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gmorder июнь 23, 19:43 10
Buy for 200 tokens
Огромная просьба к читателям помочь. К сожалению при текущем положении дел, у меня возникла проблема с выплатой кредитов, которые как я уже пояснял были в подавляющем большинстве взяты на сопутствующие расходы по лечению раненых. Теперь эта гиря висит постоянно, я стараюсь сам справляться с ними,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments