gmorder (gmorder) wrote,
gmorder
gmorder

Фашизм абсурда: как появились «второсортные» арийцы

Фюрер застрелился, дуче застрелили. В 1945 г. казалось, что в истории нацизма и фашизма поставлена точка. В конце 80-х точка превратилась в неопределённое многоточие, в 90-х – в уверенную запятую, 2000-е начали писать новую главу…

История повторяется в виде фарса и абсурда – арийцы ХХI века взросли не на берегах Рейна и не на капитолийских холмах. Колыбелью возрождения «высшей расы» оказались жмеринки, крапивники и прочие «пути Ильича».

Ошибка ошибки

Не будем подробно останавливаться на теории и философии фашизма. Тем более, что его изначальная суть была утрачена самим первоисточником. А ведь он «начал своё существование как идеология народного единства и христианского консерватизма». Это определение дал не Геббельс, не Муссолини и даже не Гитлер. Это написал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). И он же с сожалением констатировал, что фашизм «не сумев удержаться на прежней высоте, выродился в мировоззрение откровенного расизма». С этим-то «вырождением» мы и столкнулись в июне 1941 г.

Итак, изначально близкая к русской идее соборности идеология выродилась в банальный расизм и шовинизм. Но именно в таком виде её и полюбили потомки победителей.

Ужасно, но факт – те, за чью жизнь умирали, правнуки тех, кому официально строились концлагеря, плюнули на подвиг своих предков и подняли правые руки в древнеримском приветствии.

Гибель коммунистической идеологии, идеологии-победителя, закономерно и естественно дало право на реванш проигравшей стороне. Фашизм этим правом воспользовался сполна.

Вот простой пример риторики оправдания. В деле очернения советской действительности одной из основных была и остается тема принципиального равенства Союза и III Рейха. Дескать, между фашизмом и коммунизмом стоит жирный знак равенства и «преступлений против человечества» у Сталина не меньше (а на самом деле, гораздо больше), чем у Гитлера. Печатные издания и СМИ всех мастей так долго и упорно смаковали эту мысль, что, в итоге, добились своего – народ-победитель поверил.

Это был первый шаг. По логике, на этом «торжество исторической справедливости» должно было завершиться. Всё, вы нас убедили, Гитлер – плохо, Сталин – плохо, так давайте забудем обоих и с чистой совестью начнём строить новое демократическое общество.

Но – так случилось бы только в том случае, если бы сами «правдоискатели» верили в то, в чём они убеждали нас. На деле они прекрасно понимали, В ЧЁМ РАЗНИЦА. И эта разница им очень нравилась.

Оплёвывание и втаптывание в грязь советского прошлого происходило и происходит с этой не требующей доказательств аксиомой – раз коммунизм ничем не отличается от фашизма, то его, как и фашизм, нужно стереть с лица земли.

Но, подчеркну ещё раз, декоммунизация не идёт параллельно с дефашитизацией, потому что это две принципиально разные идеологии. И те, кто разбивает памятники Ленину и оскверняет могилы советских солдат, совершенно естественно и логично набивают себе на теле свастики и носят на одежде символику подразделений СС.

К слову, 1 апреля 2016г. парламент Польши единогласно принял закон о декоммунизации. К чести поляков (всё-таки осталось ещё в них что-то шляхетское), действие закона не распространяется на памятники, обелиски и памятные таблицы советского периода.

Следующим шагом, который де-факто уже сделан, а де-юре будет признан, по всей видимости, в ближайшие 5-10 лет, будет полное и окончательное оправдание идеологии фашизма и признание верности всех его постулатов. Но, опять же, с поправкой на последнюю, уже искаженную редакцию национал-социализма (по точной формулировке В.В. Кожинова: «в виде агрессивной нетерпимости ко всему инонациональному»).

Однако здесь уже налицо ошибка ошибки или искажение искажения. Если голубоглазые арийцы с берегов Рейна действительно отличались «агрессивной нетерпимостью ко всему инонациональному», то их восточноевропейские наследники не терпят только всё коммунистическое и русское. При этом опять же, в отличие от немцев и итальянцев, ультраправые венгры, поляки или украинцы НЕ ЛЮБЯТ и своё. Это объяснимо – в национально и традиционно своём они естественно не находят ничего арийского. Вышиванки, оселедци и прочие вареники ценятся ими не как национальное достояние, а как хоть что-то не-русское. Отсюда и болезненное стремление «В ЕВРОПУ» – туда, в высший свет, к настоящим.

Отсюда и своеобразие нового украинского патриотизма – как только станет известно об «арийских» корнях известного американца или европейца – об этом сразу, всюду и с радостью сообщается. И украинцы должны гордиться тем, что у Сталлоне, Хоффмана или Йовович (людей, никогда не живших и не собирающихся жить в Украине), прабабка жила в Одессе, прадед купался в Чёрном море и т.д. и т.п). Да и любой завернутый в жёлто-синий флаг активист, с пяток до ушей обрисованный трезубцами, при первой же возможности переедет жить в США или в Европу. Без тени сомнения и без тоски по «ридний неньке». Весьма показательный пример – украинская диаспора в Канаде и США. Видимо, только оттуда, только на расстоянии, они способны беззаветно и искренне любить свою родину.

Фашизм хороший и фашизм русский

Передовые либеральные СМИ, при молчаливом согласии, а то и при явном потакании властей, в 90-х сделали сразу два великих дела. Первое, они постепенно, но настойчиво и уверенно раздували у отколовшихся республик огонёк местечкового патриотизма. И – русофобии, без которой почему-то местечковый патриотизм не получался. Агрессивная нетерпимость ко всему русскому плавно трансформировалась в современную модель фашизма. И, скажем прямо, – модель для второсортных арийцев. У которых системно вырабатывалось раболепие перед США и Европой и заносчивый гонор перед Россией. Запад недвусмысленно намекал своим восточным недоевропейцам – да, народы не равны. Мы – лучшие, но вы будете на втором месте, а русские – на последнем. Иными словами, Запад обещал пропуск в высший свет, к себе. Не за один стол, конечно, но в коридоре постоять позволит.

Второе великое дело СМИ творилось параллельно с первым, и на первый взгляд, ему противоречило. Журналисты не видели, отрицали или оправдывали ВСЕ проявления фашизма в странах бывшего соцлагеря (от идеологической окраски футбольных фанов до осквернения памятников советской эпохи). И эти же журналисты пугали население жутким неконтролируемым чудовищем, которое вот-вот вырвется на свободу. Имя которому – русский фашизм.

В начале 90-х истерия либеральной прессы достигла таких масштабов, что даже В.В. Кожинов вынужден был выступить со статьей «Склонен ли русский народ к фашизму», в которой констатировал: «В последнее время один из наиболее распространённых в прессе и самых настойчивых, даже настырных прогнозов – это прогноз о грозном наступлении «русского национализма» или даже «русского фашизма.» Я говорю «вынужден», так как Вадиму Валерьяновичу почему-то не пришла в голову идея подобной статьи лет на 10 или 20 раньше. Просто тогда не нужно было объяснять читателям очевидные вещи и опровергать очевидную ложь.

К статье Кожинова мы ещё вернёмся, а пока завершим разговор о нехитрой схеме действия либеральных СМИ. Выполнив первую задачу – развал СССР, они перешли ко второй – не допустить возрождения или объединения постсоветских республик. Для этого нужно нагнетать истерию местного патриотизма и нужно этих же местных патриотов заставить бояться и ненавидеть Россию.

В самой же России к тому времени уже сформировались разношёрстные организации ультраправого и антисемитского толка. Вот только значило ли это, что сам русский народ видел в фашизме своё спасение и своё будущее?

Тюрьма народов – кладбище народов

Коммунизм не любят как русофобы, так и многие русские патриоты. Первые сами придумали и сами поверили в то, что учение Маркса преследовало одну-единственную цель – стереть с лица земли все нерусские народы, которым не посчастливилось оказаться в составе СССР. Вторые были убеждены в том, что коммунизм целенаправленно уничтожает всё исконно русское и в ущерб этому русскому поднимает и развивает исключительно малые народы и окраины.

В общем, остаётся только поражаться коварным ухищрениям тоталитарного советского монстра. Получается, русских людей он душил полным игнорированием их национальных интересов, а всех нерусских (прибалтов, украинцев, татар и пр.) прямо-таки уничтожал насильственным засильем русской культуры.

Разубеждать и одних, и вторых дело бессмысленное – людям нравится считать себя несчастными и безвинно осуждёнными – пусть считают. НО – коммунизм – и именно в этом его принципиальное отличие от фашизма – действительно давал всем народам практически равные права на развитие.

А современные арийцы хотят как раз неравенства. Их даже не заботит собственное процветание, лишь бы у соседа (России) всё было ещё хуже. Отсюда и схема работы нынешних украинских СМИ: рассказать, как всё отлично на Западе – рассказать, как всё ужасно в России, Крыму, Д/ЛНР – и… всё. Больше обывателю для счастья ничего не нужно.

Но вернёмся к коммунизму, у которого, как оказалось, нет никаких отличий с фашизмом. В уже упомянутой статье В. Кожинов приводит метод сравнительного анализа. Допустим, что царская Россия и позже Союз действительно уничтожали все подвластные им народы. А как же поступал в этот же временной период гуманный Запад?

Слово эксперту: «Дело в том, что на территориях нынешних западноевропейских государств (где имеют место благоприятнейшие – гораздо более благоприятные, чем в России, – природные условия существования людей) жило ко времени создания этих государств великое множество различных народов – их было не меньше, чем на территории России. Но по мере укрепления и роста крупнейших национальных государств Запада – Великобритании, Франции, Германии, Италии, Испании – эти народы были либо стёрты с лица земли, либо превратились всвоего рода этнические реликты.»

А какие же народы «стёрла с лица земли» Россия – украинцев, белоруссов, латышей, крымских татар? «Вполне аналогичной была судьба и десятков других народов Запада, живущих на территориях основных западноевропейских государств. До нашего времени уцелели только два из них: баски в Испании и ирландцы в Великобритании – народы воистину героические, много лет ведущие отчаянную борьбу за само свое существование. Между тем даже в центральной части России (не говоря уже об окраинах) издавна и поныне живёт и растёт целый ряд тюркских и финно-угорских народов – татары, башкиры, коми, удмурты, марийцы, мордва, чуваши и др.»

«И назовёт меня всяк сущий в ней язык» – пророчествовал имперский шовинист Пушкин. А теперь представьте, чтобы Гёте или Данте с радостью перечисляли народы, которые будут их помнить: «и гордый внук славян, и финн, и ныне дикой тунгус, и друг степей калмык».

Так что если и сравнивать Россию и Запад по критерию фашизма, то сравнение будет явно не в пользу европейских гуманистов. В. Кожинов:«Существует восходящее к пресловутому маркизу де Кюстину клеймо «тюрьма народов», применяемое самыми разными идеологами к России. Но ведь с этой точки зрения западноевропейские государства придётся определить формулой «кладбище народов»!»

Моё-твоё и наше-ваше

После развала Союза началось закономерное деление имущества на моё – твоё. И такое же закономерное соревнование в ценности моего-твоего. Оказалось, что всем хорошим, что у него было, Союз обязан только и исключительно украинцам. Лучшие спортсмены, учёные, актёры и т.д. все украинцы (даже если они сами никогда в Украине не жили, то они обязательно приходились внучатыми племянниками или двоюродными тетушками каких-нибудь украинцев). Потом лучшее всего постсоветского пространства стало лучшим и в мировом масштабе – о скромности жителей «родины слонов» уже писано-переписано и говорено-переговорено. Но здесь есть ещё одна, связанная проблема. Наглостью своего «младшего брата» стала заражаться и Россия. Агрессивная и тотальная русофобия вызвала ответную защитную реакцию – многие русские стали гордиться всем своим и всё своё считать самым лучшим. Невольно они втянулись в недостойную себя перепалку базарных баб – Да что ваша Украина? А вот наша Россия! А вот наши казаки не то, что ваши козаки…

Спор этот изначально проигрышный. Во-первых, не нужно спорить с человеком, который не хочет слышать ваших доводов – подобное выяснение может закончиться только личными оскорблениями, чем и заканчиваются все политшоу. Во-вторых, занимаясь таким «перетягиванием каната», мы неосознанно потакаем сопернику, соглашаясь с его риторикой о том, что мы два разных народа и две разные страны. Впрочем, народы мы действительно разные, но мы – одна нация. У нас может быть украинский диалект или сибирский говор, у нас могут быть чоботы или валенки, но у нас есть и общее – идея государственности. И эта идея не имеет ничего общего ни с фашизмом, ни с национализмом.

Когда русские начинают втягиваться в изначально глупый спор о том, кто более великий, они слышат один и тот же насмешливый упрёк – а кто из ваших русских действительно русский? И Суворов швед, и Барклай-де-Толли немец, и Пушкин эфиоп, и Лермонтов шотландец, и Достоевский поляк, и Сталин грузин.

К слову, когда разговор идёт о великих американцах (а чистокровных в этой нации эмигрантов не может быть по определению), вопрос происхождения и родословной почему-то не поднимается.То есть, русским должно быть стыдно за то, что другие национальности ярче и талантливее реализовывались на русской земле, а американцам, открыто переманивавшим и эксплуатировавшим «чужие мозги», за это же стыдиться не надо – что позволено Юпитеру, не позволено быку.

В России никогда не поднимался и не был принципиально важен вопрос крови и национальности. Был более важен вопрос веры, но это отдельная тема отдельной статьи.

Пока же констатируем следующее – русский (украинский, белорусский) фашизм – это такой же абсурд и нонсенс, как еврейская щедрость или немецкая безалаберность. Сидоровы и Петренки могут «зиговать» пока у них руки не поотсыхают – для «настоящих фашистов» они всегда будут вторым сортом, недоевропейцами и, в конечном счёте, недолюдьми.

Да, факт остаётся фактом, в России ХХI века сильны и многочисленны движения и организации ультраправых. Но – никогда они не получат широкого распространения и уж тем более одобрения в русском народе. Потому что не нашей души эта вера.

И эту же мысль подчёркивал В. Кожинов: «Я стремился показать одно: русский народ меньше или, по крайней мере, не больше, чем какой-либо из народов мира, заслуживает обвинение в национализме. Обилие народов на территории России, которое обычно ставят в вину, на самом деле является, если уж на то пошло, бесценным достоинством русского народа – выражением его качества, которое Достоевский определил как «всечеловечность».

Артём Юрьев

Tags: фашизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gmorder январь 10, 22:16 11
Buy for 200 tokens
Уважаемые читатели блога Gmorder! Данный пост пишется мной, Админом aka mentorgm. Пишу для прояснения ситуации (может кто пропустил,- когда я после назначения, писал о том,- кто я, что я- в этом блоге.): Для начала , и в самых первых: личные сообщения в журнале Виктора не просматриваются от слова…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments