gmorder (gmorder) wrote,
gmorder
gmorder

война — это соревнование воли

Александр Любимов: война — это соревнование воли

Сегодня наша очередная встреча с неординарным человеком широкой души и героических взглядов, для кого тяжелая борьба за Донбасс стала не просто словом. На вопросы нашего агентства отвечает Александр Любимов, волонтер, активно помогающий военным обеих республик Новороссии.

Об этом и многом другом Александр рассказал в интервью корреспонденту ИА «Новороссия».

— Александр, как Вы решили ставить волонтером? Расскажите немного о себе, давайте знакомиться с читателями.

В том чтобы начать что-то делать, труден только первый шаг. Все остальное при должной целеустремленности происходит уже вследствие этого. Всю зиму и весну 2014 года я наблюдал за ситуацией на Украине, пытался ее анализировать, писал статьи на эту тему и чувствовал, что скоро придет время не только слов, но и действий.
10 мая 2014 года Алексей Марков, нынешний заместитель командира бригады «Призрак» по тылу (позывной «Добрый»), а тогда просто московский блоггер, опубликовал в ЖЖ пост с призывом собрать денег доля закупки снаряжения для ребят из ополчения города Стаханова. Потом, много времени спустя, эти ребята стали полком Дремова.

Я по одной из своих профессиональных деятельностей занимался оптовой торговлей различными коллиматорными прицелами, ночной оптикой и прочими около оружейными аксессуарами. И у меня было значительное количество связей среди поставщиков и оптики, и прочих необходимых на войне вещей.
Так что, увидев этот пост Доброго, я 11 мая позвонил Алексею с предложением своей помощи и все завертелось. Мы думали, что соберем и отправим один груз, но за одним последовал и еще один, а потом и еще, потом последовали отправки добровольцев, деятельность все увеличивалась и увеличивалась. Все больше и больше людей обращались к нам за помощью. Причем на начальном этапе нашей деятельности, те, кто к нам обращались, видели в нас не общественных активистов, а тонкую прокладку между ними и то ли Администрацией Президента РФ, то ли ГРУ или ФСБ. Наши попытки их разубедить были очень трудны, чем сильнее мы разубеждали, тем более они убеждались в обратном.
Все больше и больше людей обращались к ним за помощью. Так появился известныйблаготворительный фонд «Координационный Центр Помощи Новороссии», а Александр стал председателем его Правления.

— Александр, что для вас значит «Русская Весна»?

— Лично для меня Русская Весна —это время, когда мы перестали отступать. Мы — в широком смысле — и государство российское, и российское общество, все люди, которые считают себя русскими, где бы они ни жили.

И, конечно, у меня было вполне оформленное желание поучаствовать в этом процессе. Я всегда воспринимал Украину как часть России, а ее независимость — как временное историческое явление, как следствие нашего поражения в Холодной войне. Так что Русская весна касалась меня напрямую, потому что все это происходило не в чужой стране.

— С какими подразделениями пересекались раньше и бывали ли на местах сражений?

— Мы в нашей гуманитарной работе начинали с помощи ополчению Стаханова. Потом были отправки в Славянск. Потом в Луганск, «Бэтмену». Помогали многим людям, которых сейчас и не упомню, в Алчевск, Зугрэс и так далее. А затем мы познакомились с Алексеем Борисовичем Мозговым и стали очень серьезно помогать Бригаде «Призрак».

В какой-то момент мы решили, что нам вполне по силам создать собственное подразделение. И в конце октября 2014-го мы создали Добровольческий Коммунистический отряд, который с ноября 2014 года воевал и воюет в составе бригады «Призрак». Командиром ДКО стал Петр Бирюков (позывной «Аркадич»), координатор нашей организации по Иркутску. А комиссаром — Алексей Марков.

Формирование отряда — отдельная история. Мы вместе с «Аркадичем» создавали его в Санкт-Петербурге. Собрали соответствующие материальные средства, добровольцев, организовали на базе дружественного военно-спортивного клуба сбор и подготовку людей. Потом отправили их в Алчевск.

А после этого помогали им и продолжаем помогать до сих пор. За свои заслуги в ходе Дебальцевского сражения «Аркадич» был назначен первым заместителем командира «Призрака», а «Добрый» получил должность замкомандира по тылу. Таким образом, «Призрак» стал главным получателем помощи от оставшихся в России членов КЦПН, хотя и не единственным. Были еще отправки в 5 мотострелковую бригаду ДНР, в 10 артиллерийскую бригаду ЛНР и в танковый батальон «Август».

— Сложно собирать помощь сейчас, спустя два года после начала войны?

— Конечно, такого потока помощи, как было весной-летом 2014 года, сейчас уже нет. С одной стороны, фокус общественного внимания в России не сконцентрирован на этой войне так, как раньше. С другой стороны, уже сложился определенный круг людей, которые помогали, помогают и будут помогать, потому что считают это правильным и необходимым. И мы, благодаря той помощи, которую они оказывают, отправляем необходимые вещи нашим солдатам на фронт.

— На ваш взгляд, тема Новороссии поддерживается обычными жителями России?

— Да, поддерживается. Конечно, взгляд очень многих людей на проблемы этой войны стал куда более рациональным, менее возвышенным в чем-то. Но абсолютное — подчеркну — абсолютное большинство людей воспринимает Новороссию и ее бойцов как «своих».

— Волонтерство способно оздоровить общество или только обременяет обывателя?

— Волонтерство — это не болезнь и не лекарство. Это проявление особого состояния общества, когда оно готово бороться за свои интересы не только силами государственного аппарата, который всегда воспринимается как нечто инородное, а еще и силами общественных организаций — формальных и неформальных. Если бы не было тех, кто готов жертвовать деньги на справедливую войну, не было бы и волонтеров.

С этой точки зрения интересно рассмотреть волонтерское движения на нынешней Украине, на стороне наших врагов. Его существование в очень похожей форме доказывает лишь то, что мы один народ и эта война гражданская. На гражданских войнах всегда так, хотя многие люди будут это отрицать. В гражданских войнах люди поют на одну музыку разные слова, одеваются в очень похожую форму и создают одинаковые организации.

— С какими проблемами сейчас сталкиваются волонтеры? Ужесточились ли правила оказания помощи людям?

— Ужесточился контроль на российской границе на вывоз. Я не могу ничего сказать об оказании помощи гражданскому населению республик, поскольку мы помогаем в основном тем, кто воюет. Но с воюющими все просто.

— К вам часто обращаются за помощью из «забытых мест»: то есть ВЧ или гражданские, которым в той или иной степени отказывают в содействии «официальные» ЦУВы и прочие комитеты восстановления республик Новороссии?

— Да, бывает что обращаются. Мы, если можем, помогаем. Для этого мы и существуем. Я давно уже считаю нужным не кипеть эмоциями из-за каких-то доказательств несовершенства бытия, а стараться их исправлять по мере сил. Я пониманию, что у республик недостаточно и средств, чтобы помочь всем, и кадров, чтобы идеально организовать эту помощь и снабжение.

— Трудно ли творить добро, когда обстоятельства этому не содействуют?

— Нет, нетрудно. В человеческой истории идеальные обстоятельства для любого дела встречаются только как исключение. Но если ты считаешь нужным делать какое-то дело, то слезай с дивана и делай. Все очень просто. Если долго, упорно, изобретательно и последовательно что-то делать, то реальность начнет прогибаться под твоей волей. Это факт. В конце концов, Новороссия родилась потому, что многие люди этого захотели и были готовы сражаться и умирать за нее.

— Что помогает не опускать руки и продолжать намеченный путь?

— Понимание того, что война — это, прежде всего, соревнование воли. Это спор о том, кто раньше устанет и сломается. История России показывает, что обычно враги ломались раньше нас. Сломаются и в этот раз. Киев мы еще освободим.

— Интересно услышать Ваши прогнозы для Новороссии на ближайшее время. И чем для вас лично она стала?

— Новороссия с самого начала для меня была и есть частью России. Понятно, что для меня теперь это не абстрактная российская область, где я ни разу не был. Это земля, в благополучие которой вложено очень много сил — и моих, и друзей, и соратников.

О прогнозах. Минские соглашения, это, конечно, никакой не мир. Это очень временное прекращение даже не огня, а масштабных боевых действий. При этом Минск одинаково не устраивает обе стороны.

Мой основной прогноз — возобновление широкомасштабных боевых действий неизбежно. Это может произойти завтра, на следующей неделе, весной-летом 2016 года или даже через несколько лет. Предсказать конкретную дату невозможно, потому что ее не знает никто. Не приняты соответствующие решения ни в Генштабе ВСУ, ни в штабах России и народных республик.

В отличие от многих людей, я не испытываю шапкозакидательских настроений. Патриотизм — это отнюдь не восторженный идиотизм и вера в пропаганду. К сожалению, у ВСУ есть шансы на победу. Но это тема отдельного разговора. У нас эти шансы тоже есть. И в любом случае исход войны будет решаться столкновением конкретных людей, их навыков, умений и стремления к победе. Вот мы и стараемся по мере сил помочь нашим солдатам в достижении нашей общей Победы.

— На ваш взгляд, какими средствами надо оздоравливать общество, в котором десятилетиями насаживалась антирусская идеология украинства и выветривалась русская идентичность?

— Эффективными средствами. Сейчас войны ведутся не только в полях танками и пушками, но также и различными пропагандистскими и психологическими методами в головах у людей. На полях их убеждений, онтологий, систем ценностей и прочего.

Как и на любой войне, есть населенные пункты, которые можно у противника отбить, есть те, которые освободить трудно, и которые будут безвозвратно разрушены в боях. Большую часть населения Украины мы отвоюем обратно, некоторая часть будет излечена увеличением дозировки свинца в мозгах, огромное количество останется ментальными инвалидами. И это не шутка, потому что нынешние психологические войны оставляют не меньше инвалидов, чем самые обычные боевые действия.

Идеология украинства — это идеология, в которую не верят сами украинские вожди. Это идейный инструментарий, обосновывающий, что Украина и Россия — это несовместимые сущности. И, кстати, сейчас наши противники отходят от банальной бандеровщины и пытаются найти более изощренные обоснования своей власти. Например, утверждая, что они и есть истинная Россия, а мы — всего лишь Московия, некое татаро-монгольское извращение истинной Руси.

Беседовала Анна Шершнева

Tags: КЦПН, Новороссия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gmorder january 10, 22:16 11
Buy for 200 tokens
Уважаемые читатели блога Gmorder! Данный пост пишется мной, Админом aka mentorgm. Пишу для прояснения ситуации (может кто пропустил,- когда я после назначения, писал о том,- кто я, что я- в этом блоге.): Для начала , и в самых первых: личные сообщения в журнале Виктора не просматриваются от слова…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments