gmorder (gmorder) wrote,
gmorder
gmorder

Василий Александрович Волга

Оригинал взят у odessa_avant в Василий Александрович Волга
"ВСІМ КРОВ ПУСТИМО!".
Давно мой сосед себя не являл. Сегодня я с ним пересекся в нашем местном магазине под березками. Есть у нас такой магазинчик. Очень удобный. Маленький, но всегда со свежим хлебом. И березки вокруг него. И летом пиво. И тарань! Класс!
Но я не об этом. Я про Николаевича.
Николаевич, так же, как и я, зашел за хлебом.
Я поздоровался с ним. Николаевич махнул головой. Угрюмо так махнул – выпятив губы и сдвинув брови на переносице. Даже на какое-то время задержал на мне свой взгляд. Было видно, что Николаевич всем своим большим и сморщенным лицом изображает мысль. Мне даже показалось, что Николаевич как-то тенорально мычит.
Очередь Николаевича была впереди меня, он заплатил за хлеб и вышел из магазина. Я тоже рассчитался за хлеб, купил себе бутылку пива и тоже вышел.
Николаевич стоял метрах в десяти от магазина и курил. Курил он «Приму» с фильтром. В нашем селе – это по богатому.
Не подойти к Николаевичу я не мог. Николаевич ждал.
- Ну, Николаевич, как оно? – спросил я, выполняя общепринятый в нашем селе ритуал.
- Так нормально, Олександрович! Живемо собі,- ответил Николаевич, так же соблюдая ритуал.
Помолчали. Это тоже часть нашего местного правила. Если будете слишком спешить – сочтут за несерьезного.
Я закурил и обратился к Николаевичу:
- Ну а как оно вообще, Николаевич? Что с отоплением?
- Ну, цього не треба, Олександрович. Є в нас тимчасові складнощі, так ми цього і не приховуємо. Воно ж, позбутися віковічного москальського рабства непросто. Тут жертви потрібні.
- Ну да, ну да, Николаевич, - пробурчал я себе под нос и отвернулся в сторону, не желая слушать старую и затертую пластинку о вековечной вражде наших народов. И как только я решил проститься с ним и отправиться домой, как Николаевич выдал то, ради чего он даже на «Приму» потратился. Ведь «Прима» - это было не просто так. Я это сразу понял. Это был знак «свободы»!
- Олександрович! – спокойно, уверенно и немножечко с вызовом, процедил Николаевич.
- Что, Николаевич?
- Ми тут з людьми говорили, і хотіли почути вашу думку. Ось до чого ми прийшли, розмірковуючи про долю нашої країни, - под «мы» Николаевич понимает местный осередок партии «Свобода» и «Правый сектор». Он периодически принимает участие в их мероприятиях. И заработок неплохой и выпивка хорошая.
- Ми так думаємо,- продолжал мой сосед,- що той Донбас нам вже і не потрібен зовсім. Як що ж там живе одна москалота, то навіщо ж ми будемо битися за той Даунбас? – слово «Даунбасс» Николаевич произнес с особым удовольствием. По всему было видно, что это слово он выучил недавно.

- Что ж так, Николаевич? Ты ж еще недавно призывал установить трезубцы вместо рубиновых звезд на башнях Кремля.
- І так буде, Олександрович, але пізніше. Нам треба сили гуртувати. Нація може бути сильною, тільки тоді, коли кров нації чиста! – сказав это, Николаевич сам в себя влюбился. Он и сам не поверил, что смог запомнить такой высокий слог. Мысль была не его, это было ясно, но вложил в нее Николаевич, всю свою покуренную душу.
- Ага, Николаевич, - ответил я ему, - т.е. теперь у вас новая идея фикс? Теперь вы не хотите возвращения Донбасса?
- Ні, Олександрович. Ми його повернемо, але пізніше. І не тільки його. І Крим ми повернемо і Вороніж! Все до Волги буде наше. Але пізніше. Нам час потрібен. Згуртуватися треба. Зібратись в кулак. Так як татари сьогодні роблять в Херсоні, так і нам робити треба. Крим ми татарам віддамо. Хай забирають. Аби не москалі. Хай собі повирізають все, що там, в тому Криму ворушиться. Все там москалота. Навіть для татар їх не шкода. Хай ріжуть. А ми маємо позбутись в себе всього, що не є українським. Здихатись того Донбасу, переплавити Харків і Запоріжжя, випалити горючим залізом все, що проти нас, і тоді сила наша буде нездоланна. Тоді рівних нам не буде. Всі здригнуться. І Схід і Захід. Всім кров пустимо. І відродиться наша Україна!
Если когда-то в жизни Николаевича и был поэтический момент, то это был именно он. И случилось это с ним в нашем селе, возле нашего магазина, с буханкой хлеба в руках и синей «Примой» в грязных пальцах.
И вот что я вам скажу, дорогие друзья. Николаевич в этот раз совсем не шутил. Мне не было смешно, как это бывало обычно. Правда и страшно мне не было тоже, но я понял, что страшно может быть. Если только этому вот фрукту объявят, что резать можно, резать он будет. И меня, пожалуй, зарежет первого, по соседству, так сказать, и будет это, наверно, самым большим его удовольствием в его сегодняшней жизни.
- Хорошо, Николаевич. Так что же ты от меня хотел услышать?- спросил я его.
- Так ні, Олександрович. Не почути я хотів, а попередити.
И разговор наш с Николаевичем закончился традиционно.
Зыркнул он как-то на меня, сплюнул набок, выкинул окурок и, не прощаясь, пошел в свою сторону.

https://www.facebook.com/Vasiliy.volga/posts/1555243851459708
Tags: упыриведение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gmorder январь 10, 22:16 11
Buy for 200 tokens
Уважаемые читатели блога Gmorder! Данный пост пишется мной, Админом aka mentorgm. Пишу для прояснения ситуации (может кто пропустил,- когда я после назначения, писал о том,- кто я, что я- в этом блоге.): Для начала , и в самых первых: личные сообщения в журнале Виктора не просматриваются от слова…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments