gmorder (gmorder) wrote,
gmorder
gmorder

Categories:

Средний танк Т-28. Сухопутный крейсер Сталина. Часть 2.

Оригинал взят у mihalchuk_1974 в Средний танк Т-28. Сухопутный крейсер Сталина. Часть 2.
Самоходно-артиллерийские установки на базе танка Т-28
17 сентября 1931 года Спецмаштрест получил задание на разработку средств механизации артиллерии большой и особой мощности. В частности, предлагалось в срок до 1 мая 1932 года разработать и представить на согласование артиллерийскому управлению РККА шасси «самоходного корпусного триплекса», состоящего из 107-мм пушки образца 1910/30 годов, 152-мм гаубицы образца 1909/30 годов и 203-мм мортиры образца 1930 года, а также «триплекса Тяжелой Артиллерии Особого Назначения (ТАОН)», который должен был состоять из 152-мм (или 130-мм) пушки большой мощности, 203-мм гаубицы образца 1929/31 годов и 305-мм мортиры.
Эскизные проекты были рассмотрены в июле 1932 года и в целом были одобрены. Для «корпусного триплекса» решили использовать удлиненное шасси среднего танка Т-24 (впоследствии Т-28), а для «триплекса ТАОН» – специальное шасси с использованием узлов создаваемого тяжелого танка. Но изготовление «корпусного триплекса» было отложено на два года, а для «триплекса ТАОН» не нашлось вооружения, так как ни 152-мм пушка большой мощности, ни 305-мм мортира еще не были созданы. На проработку был подан лишь гаубичный вариант «триплекса», вооруженный 203-мм орудием Б-4.
Опытный образец СУ-14 у ворот завода «Большевик» перед началом испытаний.1934 год. Орудие на максимальном угле возвышения.
i_272
В 1933 году на Опытном заводе Спецмаштреста под руководством П. Сячентова началось проектирование опытной самоходной установки для «триплекса ТАОН», вскоре получившей индекс СУ-14. Первое шасси было готово в мае 1934 года, но из-за поломок трансмиссии, которую заимствовали от среднего танка Т-28, доводка продлилась до конца июля. В ходе заводской обкатки на шасси установили ствол орудия Б-4 «малой мощности», с которым оно и отправилось на Научно-Испытательный Артиллерийский полигон (НИАП) для проведения стрельб.
Но во время доставки шасси установки оказалось испорченным: треснули несколько траков, стали наблюдаться посторонние шумы в коробке передач, сильно перегревался двигатель (при движении на 3-й передаче кипела вода в радиаторе), и поэтому испытания пробегом на 250 км отменили. Стрельбы же прошли довольно гладко, правда, машина сильно раскачивалась и находиться на ее палубе (рабочая площадка САУ называлась именно так) можно было, только крепко держась за поручни. Чрезмерно низкой оказалась скорострельность, так как тяжелые снаряды приходилось поднимать на палубу при помощи неудобных кранов-лебедок; ненадежной была и конструкция сдвижного пола-люка, который в ходе испытаний сломался.
После исправления отмеченных поломок САУ вновь прибыла на полигон. Теперь она имела усиленные гусеничные траки, улучшенную систему охлаждения, а также доработанную артсистему. Ствол орудия малой мощности был заменен стволом большой мощности, но с лейнером. Теперь испытания начались с обкатки, но на тридцать четвертом километре сломалась коробка перемены передач.
Во время испытаний выстрелы производили не только вдоль направления движения под большим углом возвышения, но и горизонтально, при крайних углах горизонтального наведения и даже при поднятых сошниках. Однако скорострельность по-прежнему оставляла желать лучшего, механизмы и агрегаты часто выходили из строя. Кроме того, не обошлось и без эксцессов – так, один из артиллеристов, поскользнувшись на гладком полу, сломал ногу.
Самоходная установка СУ-14 во дворе завода имени Кирова во время заводских испытаний. Июль 1934 года. Хорошо видно устройство палубы.
i_274
По результатам испытаний представители НИАПа составили длинный перечень необходимых доработок СУ-14, который перечеркивал возможность принятия ее на вооружение в первоначальном виде, и 31 января 1935 года Опытный завод Спецмаштреста получил задание на капитальную модернизацию СУ-14 и устранение всех отмеченных недостатков.
Но модернизация, проведенная в феврале – марте, была половинчатой, так как коснулась лишь ходовой части и моторно-трансмиссионной группы (в доработанном варианте СУ-14 применялись коробка перемены передач и главный фрикцион от танка Т-35), почти не затронув ее артиллерийскую часть.
С 5 апреля по 24 августа 1935 года во время специальных заводских испытаний модернизированный образец СУ-14 прошел более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие боевые и ходовые качества. Однако вновь отмечались множественные недостатки. В частности выяснилось, что через шаровые амбразуры, предназначенные для пулеметов ДТ, вести огонь невозможно, также как невозможно быстро воспользоваться возимым боекомплектом (8 выстрелов), который находился под съемными крышками палубы, блокированными в походном положении телом орудия.
Используя опыт, полученный при работе над СУ-14, конструкторский отдел Опытного завода разработал чертежи для постройки эталонного образца самоходной установки СУ-14-1, который был изготовлен в начале 1936 года. Он имел улучшенную конструкцию коробки передач, главного фрикциона, тормозов и бортовых передач. К тому же, на СУ-14-1 были перенесены в стороны от кабины водителя выхлопные трубы, усовершенствованы опорные сошники. Машина получила форсированный до 680 л.с. двигатель М-17-1Т, который позволял самоходу массой 48 т развивать скорость 31,5 км/ч. В ходовой части применили более толстые листы коренной рессоры и отказались от механизма выключения подвески во время стрельбы.
Вид спереди на модернизированный образец СУ-14 со 152-мм орудием большой мощности У-30. 1936 год.
i_276
Эталонный образец СУ-14-1 испытывался пробегом с апреля по сентябрь 1936 года (пройдено около 800 км) и с 28 апреля по 29 ноября 1936 года стрельбой на НИАПе.
В конце ноября 1936 года для испытания самохода в пушечном варианте, с Уралмашзавода и завода «Баррикады» доставили 152-мм длинноствольные орудия У-30 и БР-2. Перевооружение состоялось в ноябре – декабре 1936 года, а испытания СУ-14 и СУ-14-1, оснащенных дальнобойными пушками – в феврале 1937 года. Пушечный вариант самоходов понравился всем, так как давал Красной Армии мобильные артсистемы, равных которым по дальнобойности у нее не было. Планом на 1937 год предусматривалось изготовление установочной серии из пяти машин СУ-14-Бр-2 (со 152-мм орудием Бр-2), а с 1938 года предполагалось наладить их серийный выпуск общим количеством в 100 шт. К лету 1939 года предусматривалось создание и испытания также 280-мм самоходной мортиры СУ-14-Бр-5. О гаубичном варианте СУ-14-Б-4 не вспоминали возможно потому, что сломавшийся на допросах начальник артиллерийского КБ завода «Большевик», создатель гаубицы Б-4 Магдесиев, признался в своей якобы вредительской деятельности. Правда, вскоре аресту подвергся и руководитель работ по СУ-14 П. Сячентов и с этой интересной боевой машиной случилось то же, что и с орудием Б-4. Все работы по подготовке серийного производства САУ были остановлены, а два построенных образца передали на хранение военному складу № 37 в Москве.
Самоходная установка СУ-14-1 перед стрельбой. Весна 1936 года. Орудие на максимальном угле возвышения, краны развернуты в положение для подачи боеприпасов, домкраты опущены.
i_281
Вспомнили о них только в декабре 1939 года при штурме «Линии Маннергейма». Красная Армия, столкнувшись с мощными современными укреплениями, ощутила острую потребность в бронированных артиллерийских установках крупных калибров.
Постановлением Комитета обороны СССР от 17 января 1940 года «О спецзаданиях для нужд Действующей армии» заводу № 185 имени С.М. Кирова (бывший Опытный завод Спецмаштреста) поручалось «отремонтировать и экранировать броневыми листами две СУ-14». Предполагалось, что экранированные самоходки смогут свободно подходить к финским дотам на 1,5–2 км и прямой наводкой расстреливать их.
В конце января 1940 года машины прибыли из Москвы на завод № 185, но работы по их дополнительному бронированию затянулись – броневые листы с Ижорского завода начали поступать только в конце февраля. Экранировка машин была завершена лишь к 20 марта 1940 года, когда боевые действия уже закончились. Самоходки, получившие дополнительную броню толщиной 30–50 мм, стали весить 64 т. 27 марта машины прошли обкатку протяженностью в 26 км. Отмечалось, что «на 3–4 передаче скорость не превышает 20–22 км/ч, при движении по целине двигатель работает напряженно, развороты происходят тяжело». Из-за сильной перегрузки на опытном образце СУ-14 резиновые бандажи опорных катков пришлось заменить на металлические.
В апреле 1940 года СУ-14 и СУ-14-1 проходили испытания стрельбой на НИАПе, а в июле в составе группы танков капитана П. Лебедева испытывались в Киевском Особом военном округе стрельбой по польским укреплениям на старой советско-польской границе. В сентябре 1940 года обе машины передали на хранение Научно-испытательно-му бронетанковому полигону. Осенью 1941 года, при подходе немцев к Кубинке, обе самоходки использовались для стрельбы с дальних дистанций.
До сегодняшнего дня в Кубинке сохранилась СУ-14-1, а СУ-14 в 1960-е годы была разрезана на металл.
Забронированная СУ-14 – опытная машина с пушкой У-30 – во время испытаний в КОВО в июле 1940 года.
i_283
Современное состояние СУ-14-1 в музее БВиТ
0_6aebd_595605f9_XL


Опытный танк T-29
История танка Т-28 могла закончится в 1937 году. Дело в том, что согласно «Системе танко-такторного и авто-броневооружения РККА на 2-ю пятилетку» его должен был заменить в производстве колесно-гусеничный танк Т-29.
История последнего началась в 1933 году, когда конструкторское бюро технического отдела экономического отделения ОГПУ, в котором работали арестованные конструкторы, разработало и изготовило на заводе «Красный Пролетарий» в Москве танк ПТ-1. ПТ-1 являлся дальнейшим развитием танка БТ, но в отличие от «бетешки» он имел привод на три пары опорных катков при движении на колесах, а также мог плавать. Параллельно с этим были разработаны пять вариантов «неплавающего колесно-гусеничного танка типа ПТ-1». Они различались размещением вооружения (в одной или трех башнях) и толщиной брони – от 15 до 30 мм. После обсуждения проектов предпочтение отдали трехбашенным вариантам № 4 и 5, которые планировалось изготовить в «металле» в конце 1933 года. Но в связи с расформированием КБ ОГПУ эту работу передали на опытный завод им. Кирова в Ленинграде, который в 1934 году построил два трехбашенных колесно-гусеничных танка, получивших обозначения Т-294 и Т-295. Они имели одинаковое вооружение – 76,2-мм пушку КТ-28 и пять пулеметов ДТ – и различались между собой бронированием (15–20 мм и 20–30 мм соответственно), массой (16 и 23,5 т), скоростью движения и рядом других параметров.
По компоновке танки Т-29 были аналогичны машине Т-28, но отличались от нее конструкцией ходовой части. Она включала в себя восемь двухскатных опорных катков большого диаметра на индивидуальной пружинной подвеске, звездочки и ленивцы. При движении на колесах три задние пары опорных катков были ведущими, а передняя пара – управляемой.
В 1934–1935 годах танки Т-29 прошли обширную программу различных испытаний, в том числе и сравнительных с Т-28. Например, Т-29-5 по приказу наркома обороны СССР № 019с от 8 октября 1935 года поступил на войсковые испытания (к этому моменту пробег машины составил 1724 км – 1010 на колесах, 714 на гусеницах).

Эскизный проект танка Т-29 (варианты № 1–3), разработанный в АТБ техотдела экономического отделения ОГПУ. 1933 год. Варианты № 1–3 имели только одну башню и отличались только толщиной брони.
i_063
Эскизный проект танка Т-29 (варианты № 4 и 5), разработанный в АТБ техотдела экономического отделения ОГПУ. 1933 год. Хорошо видно, что в отличие от вариантов № 1–3 машина имеет три башни.
i_064
В ходе испытаний с 19 по 29 октября 1935 года Т-29-5 прошел 375 км, а в выводах комиссия отмечала следующее: «Танк Т-29 имеет хорошую поворотливость и маневренность, особенно в тяжелых условиях. Скорость Т-29 выше, чем у Т-28 серийного, и равноценна с опытным Т-28А (скоростным). По мощности вооружения и броне равноценен Т-28, но уступает в удобстве обслуживания, так как в главной башне находится два человека, башня должна быть обязательно переконструирована. Более сложен из-за колесного хода».
По результатам испытаний в 1936 году опытный завод им. Кирова изготовил эталонный образец Т-29 (в некоторых публикациях упоминаются два танка Т-29, якобы изготовленные на Кировском заводе в 1937 году, но эта информация не подтверждается архивными документами). В 1937 году планировалось приступить к серийному производству таких машин на Кировском заводе. Однако эталонный Т-29 имел много недостатков и не удовлетворял требованиям военных. Поэтому согласно постановления Комитета Обороны при СНК СССР № 14сс от 25 мая 1937 года «По вопросу производства машин на Кировском заводе» последний должен был представить на утверждение проект нового образца Т-29 с утолщенными и наклонными листами из цементованной брони.
Колесно-гусеничный танк Т-29-4 преодолевает подъем на колесном ходу. Лето 1935 года. На борту видна укладка гусениц и поручневая антенна.
i_066
Эталонный образец танка Т-29 с пушкой ПС-3 на испытаниях. 1936 год.
i_069
Проект такой машины, получившей обозначение Т-29Ц – буква «Ц» обозначала, что танк изготавливается из цементованной брони, – был разработан под руководством Н. Цейца и 4 июля представлен на рассмотрение наркомам тяжелой и оборонной промышленности Межлауку и Рухимовичу (в некоторых публикациях проект Т-29Ц ошибочно называют проектом «объект 115 ЛK3»).
Т-29Ц представлял собой 30-тонную машину с цементованной броней толщиной 30 мм. Ходовая часть состояла из 5 пар опорных катков большого диаметра (на колесном ходу четыре пары ведущих и одна управляемых) и 6 поддерживающих роликов. Вооружение – 5 пулеметов ДТ, 2 ДК и 76-мм пушка Л-10 – размещалось в трех башнях, экипаж состоял из 6 человек. Проект получил одобрение, и к 1 июня 1938 года предполагалось изготовить опытный образец. Но осенью 1937 года все работы по Т-29Ц были свернуты.
Эскизный проект танка Т-29Ц, разработанный в СКБ-2 в 1937 году.
i_073
Судьба трех изготовленных Т-29 сложилась по-разному. Т-29-5 был разобран в 1938 году. В том же году эталонный образец Т-29 был перевооружен пушкой Л-10. После начала советско-финляндской войны этот танк отремонтировали, и 13 февраля 1940 года он «убыл в распоряжение АБТВ 13-й армии». Однако о боевом применении этой машины в ходе этого конфликта ничего не известно.
Летом 1941 года Т-29-4 и эталонный Т-29 числились среди «боевых музейных и трофейных машин» НИБТ полигона. 22 сентября 1941 года Т-29-4 вместе с рядом других машин полигона был отправлен в Казань, а эталонный Т-29 остался. 8 октября 1941 года он в составе роты Семенова убыл в распоряжение командования Можайского укрепрайона. В ноябре 1941 года Т-29 встречается в ведомости машин 22-й танковой бригады, ведущей бои в районе Павловский Посад. Дальнейшая судьба машины неизвестна.
Эталонный образец танка Т-29, перевооруженный 76,2-мм пушкой Л-10. Лето 1938 года.
i_075


Экранированные танки Т-28
В ходе советско-финляндской войны стало ясно, что броня танков Т-28 не защищает их от огня малокалиберной противотанковой артиллерии. Поэтому остро встал вопрос о повышении защищенности этих боевых машин. Выход был найден простой и очевидный: экранировать Т-28, то есть на основную броню приварить дополнительные броневые плиты. Эта работа началась с 1 января 1940 года, и планировалось 16 экранированных машин отправить на фронт уже 16 февраля. Однако экранированные танки убыли в войска только 26 февраля, причем они имели частичную экранировку – дополнительной 25—30-мм броней защищались башни и лобовая часть корпуса. В докладе об использовании экранированных танков в боевых условиях, датированном 3 марта 1940 года, говорилось:
«Экранировка танков дала в основном положительный результат. Участие экранированных машин в боях показало, что их броня не пробивается 37—40-мм противотанковыми орудиями. Но так как экранировались в основном башни и лобовая часть корпуса, противник через несколько дней учел это обстоятельство и стал вести огонь по незащищенным экранировкой местам. Поэтому необходимо усиление бронирования со всех сторон».
Танки 20-й тяжелой танковой бригады выдвигаются на рубеж атаки.Район высоты 65,5, февраль 1940 года. Головная машина (выпуска второй половины 1939 года) имеет штыревую антенну, улучшенную бронировку перископов и ящик для приборов дымопуска с наклонными бортами.
i_084
Танк Т-28 91 – го танкового батальона 20-й тяжелой танковой бригады, подбитый в декабрьских боях 1939 года. Район высоты 65,5, февраль 1940 года.
i_092
Единственный за советско-финскую войну танковый бой закончился для финнов печально. Финские танки «Виккерс», подбитые огнем Т-28 20-й тяжелой танковой бригады в бою у станции Перо 29 февраля 1940 года.
i_093
Танки Т-28, разбитые во время боев в районе высоты 65,5.Февраль 1940 года.
i_096
Финские танкисты готовят к эвакуации подбитый в районе Хоттинен Т-28 90-го танкового батальона 20-й тяжелой танковой бригады. Декабрь 1939-го или январь 1940 года.
i_098
Трофейный финский танк Т-28 в экспериментальном бело-голубом камуфляже, вид спереди Т-28. Варкаус, март 1940 года. На заднем плане виден второй трофейный Т-28.
i_100
В середине февраля 1940 года Кировский завод получил дополнительный заказ на усиление бронирования еще 30 танков Т-28. На них предполагалось провести уже полную экранировку. Несмотря на ударный темп работ, большая часть полностью экранированных машин покинула заводские цеха уже после окончания войны. Всего к июлю 1940 года дополнительную бронезащиту получили 54 танка, из них полную экранировку – 18, частичную экранировку (в документах Кировского завода называется «малой») – 36. Из этого количества два Т-28 с полной экранировкой были разбиты в ходе боев и списаны с вооружения, а 18 частично экранированных танков в течение июня 1940 года были заэкранированы полностью.
11 июня 1940 года на Кировском заводе состоялось совещание конструкторов СКБ-2 и представителей военной приемки по вопросу «окончательного утверждения чертежей на экранировку корпуса Т-28». В протоколе этого совещания говорилось:
«Большая башня танка экранируется броней в 30 мм, малая башня – спереди 20 мм, сзади – 15 мм, лобовой лист малой башни – 30 мм, шаровая установка пулемета – 30 мм, лобовой лист корпуса 20 мм, наклонный передний лист корпуса 20 мм, боковые стенки фонаря механика-водите-ля – 30 мм, щиток механика-водителя – 20 мм, корма корпуса – 30 мм, борта выше крыльев – 30 мм, днище передней части до моторного отделения – 15 мм, ящики для дымбаллонов – 20 мм. Экранировку бортов корпуса ниже крыльев ставить 10–20 мм в зависимости от расстояния от борта до гусениц. Ориентировочный вес экранировки – 4040 кг.
Примечание. Кроме того, для подготовки к последующей экранировке партии машин разработать в чертежах полную экранировку корпуса и башен с толщиной экрана в 40 мм и представить их на утверждение в АБТУ РККА». (Сведениями о том, экранировались ли танки Т-28 броней толщиной в 40 мм, автор не располагает, но на имеющихся фотографиях экранированных Т-28 такой вариант не встречается).
5 июня 1940 года было подписано постановление Совета народных комиссаров и ЦК ВКП(б) № 973366сс, согласно которому Кировский завод совместно с Ижорским должны были до конца года заэкронировать полной экранировкой 100 танков Т-28. Из них 85 танков поступали из воинских частей, а 15 из числа находившихся в ремонте на Кировском заводе.
По Красной площади проходят экранированные танки Т-28. Москва, 7 ноября 1940 года.
i_109
i_108
24 сентября 1940 года военпред АБТУ КА на Кировском заводе военный инженер 2-го ранга А. Шпитанов докладывал о ходе работ:
«1 и 30 июня 1940 года бронетанковое управление Красной Армии подало на завод первую партию танков в количестве 44 шт. Из них заэкранировано и отправлено в войска 36 и 8 танков оставлены на заводе для производства капитального ремонта с последующей экранировкой.
В счет постановления Правительства заэкранировано
12 танков, находящихся в ремонте на заводе и два новых танка выпуска 1940 года, т. е. на 22 августа в счет постановления Правительства заэкранировано 50 Т-28.
Кроме того, с 1 января 1940 года по договору с Кировским заводом на капремонт (до постановления Правительства) отремонтировано и заэкранировано 26 танков Т-28 и таким образом с 1 января по 22 августа 1940 года заэкранировано 76 танков.
Схемы экранирования большой башни, малых башен и корпуса танка Т-28
i_112
i_111
i_110
В начале августа с.г. из Киевского Особого военного округа подана на завод вторая партия Т-28 в количестве 55 штук не требующих ремонта, из которых 5 танков были отправлены без экранировки в в/ч Ленинградского военного округа для укомплектования, а 50, подлежащих экранировке, распределены: 25 оставлены на Кировском заводе и 25 переданы на хранение в 1-й мехкорпус. До настоящего времени работы по экранировке не развернуты».
Небезынтересно привести выдержки из документа, озаглавленного «Годовой отчет о работе военной приемки на Кировском заводе за 1940 год» и подписанного военпредом А. Шпитановым.
«По танкам Т-28.
В 1940 году по договору 4-093 было изготовлено 12 танков. На изготовление указанного количества был израсходован существующий задел 1939 года как по узлам и деталям, так и по корпусам Ижорского завода.
На основании указаний помощника начальника АБТУ КА полковника Панфилова военной приемкой было предъявлено требование заводу об экранировке бортов Т-28 над крылом в области бензобаков 20-мм броней и усиления днища и передней части корпуса путем наложения листов 13–15 мм. Указанная работа получила наименование «Частичная экранировка».
В процессе капитального и аварийного ремонта было заэкранировано частичной экранировкой Т-28 28 единиц.
В дальнейшем был поставлен перед заводом вопрос о полной экранировке Т-28 30-мм броней по бортам, корме, носовой части и большой башни, а остальных деталей – 10–20 мм. До Правительственного задания было заэкранировано 29 танков. В счет Правительственного решения был заэкранирован на 1 февраля 1941 года 71 танк.
Из КОВО машины в количестве 50 штук на экранировку своевременно не прислали, по этой причине рабочие в июне – июле много стояли на простое. Держать рабочих в этом состоянии было нельзя, и в начале августа организация по экранировке в основном была распущена, рабочих переключили на серийные работы, а оборудование было передано в другие цеха. Оставили незначительное количество рабочих для доделок и окончания капремонта на экранированных танках. Завод посчитал, что работа по экранировке закончена, к тому же Правительственные сроки исполнения работ по экранировке 100 танков в августе заканчивались.
Во второй половине августа на Кировский завод прибыл эшелон с 50 танками Т-28, завод категорически отказался их разгружать, мотивируя, что работа по экранировке Т-28 закончена, исполнители и оборудование заняты на КВ. По настоянию военной приемки танки были разгружены, но принять их завод отказался. Охрану танков пришлось обеспечивать силами экипажей, которые прибыли вместе с ними. Позже по указанию начальника БТУ КА т. Коробкова все 50 танков были сданы на хранение в ЛBO, из них 25 единиц отправлены с завода в 1-й мехкорпус, г. Псков, и 25 единиц оставлены на заводе в ожидании экранировки.
Последние 20 танков требуют среднего и капитального ремонта. Договор с заводом есть, для этого решено использовать все годные детали и узлы с разобранных танков. В помощь заводу по восстановлению танков военпред добился помощи прибывшей из 1 – го мехкорпуса ремонтной бригады в 11 человек. На данное время в ожидании экранировки осталось 9 танков. Часть танков из числа 25 отправленных на хранение в 1-й мехкорпус, оставлена на месте. Эти танки имеют цементованные корпуса (примерно 10 штук)».
Немецкий солдат у подбитого экранированного танка Т-28 с пушкой КТ-28. Украина, лето 1941 года.

i_113
Столь медленный ход работ объясняется довольно просто: во-первых, завод был загружен программой производства новых тяжелых танков КВ, а во-вторых еще 28 мая 1940 года принимается постановление СНК и ЦК ВКП(б) № 885330сс, в котором говорилось:
«На Кировском заводе производство танков Т-28 (изготовление, ремонт, производство запасных частей и т. д.) полностью прекратить с 1 июня 1940 года.
Таким образом, постановление СНК и ЦК ВКП(б)
о проведении экранировки полностью противоречило документу о прекращении изготовления и ремонта Т-28. Вполне понятно, что Кировский завод очень неохотно отвлекал силы и средства, необходимые для серийного производства нового, значительно более сложного танка КВ, для экранировки снятых с производства Т-28.
Тем не менее хотя и медленно, но данная работа шла. В справке об экранировке Т-28, датированной 1 ноября 1940 года, говорилось:
«До постановления Правительства с 1 января по 1 июня
1940 года заэкранировано:
а) в счет договора № 4093 от 24 января 1940 года новых танков выпуска 1940 года (задел 1939 года) – 2;
б) после капитального ремонта – 27(1 отправлен в НАТИ без башен для установки моста (ИТ-28. – Прим. автора), 2 списаны с вооружения и 1 находится в капитальном ремонте); всего 29 танков.
В счет постановления Правительства (с 1 июня 1940 года):
а) заэкранировано по договору № 4504 – 41 шт. (35 до
1 октября и 6 в октябре), из них 6 машин, заэкранированных в октябре, не приняты военной приемкой по неисправностям агрегатов;
б) заэкранированы после капремонта и засчитаны в счет постановления Правительства – 16 шт. (13 до 1 октября и 3 в октябре);
всего 51 танк.
Итого к 1 ноября 1940 года заэкранировано полностью 86 машин, кроме того, находятся в процессе экранировки 6 танков».
Всего же, согласно «Отчету о выполнении плана военных заказов за 1940 год», Кировский завод произвел полную экранировку на 103 Т-28, частичную на 28 часть из них впоследствии получила полную).
Экранированный танк Т-28 выпуска до 1936 года с пушкой КТ-28. Германия, 1941 год. Эта машина была захвачена немцами летом 1941 года и испытывалась ими на полигоне в Куммерсдорфе, на корпусе и башнях видны проставленные немцами толщины брони.
i_115
Немецкие солдаты осматривают подбитый Т-28 5-й танковой дивизии.Район Алитуса, июнь 1941 года.
i_120
Экранированный Т-28, подбитый в районе Красногвардейска. Август 1941 года. На броне видно не менее пяти снарядных попаданий калибра 37–50 мм, но ни одной пробоины. Эту машину смогли остановить только перебив гусеницу.
i_125
Танк Т-28, подорванный своим экипажем. Лето 1941 года.
i_137
Экранированный танк Т-28 на боевой позиции. Ленинградский фронт, 42-я армия,предположительно 51-й отдельный танковый батальон, 9 декабря 1941 года.
i_147

Общее количество выпущенных танков Т-28
i_033

На настоящее время сохранилось два полностью комплектных танка Т-28. 1 в ЦМВС в Москве, другой в танковом музее Парола в Финляндии
Т-28 в Пароле
1311517004_p6240226
Т-28 в ЦМВС
195050_original

1. Коломиец М. Многобашенные танки Красной Армии Т-35, СМК, Т-100 («Фронтовая иллюстрация» № 6 2000). – М., ООО «Стратегия КМ», 2000.
2. Коломиец М. Тяжелый танк Т-35. («Бронеколлекция» № 2 1995). – М., ЗАО «Моделист-конструктор», 1995.
3. Коломиец М. Многобашенные танки Красной Армии Т-28, Т-29, («Фронтовая иллюстрация» № 4 2000). – М., ООО «Стратегия КМ», 2000.
4. Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтое И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. Т.1. Отечественные бронированные машины 1900–1941. – М., «Экспринт», 2004.
Tags: танки
Subscribe
promo mir_v_donbasse 13:26, вчера 65
Buy for 210 tokens
Зеленский, видимо, продолжает традицию Порошенко, считать, что дети Донбасса - это террористы. Сколько родилось за время войны, которые еще не знали слова "мир", уже не сосчитать. Сколько погибло их, сколько ранено, сколько потеряли своих родителей, уже не сосчитать тоже. Мой ребенок среди них... Я…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments