gmorder (gmorder) wrote,
gmorder
gmorder

Categories:

Брать Берлин...




В Россию приехали с официальным визитом немецкие парламентарии — Дума наша их к нам пригласила. Ну, приехали и приехали. Но в германском официозе эффект от этого визита был, как от разорвавшейся бомбы. Потому что парламентарии-то они парламентарии, но партия у них, с точки зрения Меркель сотоварищи, не та. «Альтернатива для Германии» называется и весь традиционный истеблишмент ей гадит, как может. В рамках чего наши с ней раньше не встречались. Но поскольку сейчас этот же истеблишмент и нам гадит, как только может, чего ж контакты не наладить? Ежа в штаны немецкому начальству можно по-разному запускать. Диалог с парламентской оппозицией — это очень по-европейски. Они же его с нашей ведут. И с парламентской. И с внепарламентской. Открыто делая ставку на смену в России режима, пытаясь изменить российскую политику и поддерживая чёрт знает кого на постсоветском пространстве. Нашли, понимаешь, себе новую Намибию с новыми гереро.

Вспомнилось тут история отношений семьи и своих собственных отношений, с Германией. Как в войну половину семьи немцы выкосили, от трёхлетней дочки бабушки жены, которая умерла от голода, в память о которой жену назвали, до маминого дяди, генерал-майора, попавшего раненым в плен в 1942 и убитого в Освенциме в 1944. Там много кто был. И на фронте, и в тылу, и в оккупации... Немцам вовек не расплатиться. Вспомнилось, как дедушка и его фронтовые друзья рассказывали о войне. Редко и мало: очень уж не любили... И что рассказывали родители: об эвакуации, о Ленинграде, куда мама вернулась доучиваться, после снятия блокады, о том, как папа уходил от немцев из Днепропетровска, когда вермахт уже входил в город, как счастливы были соседи-украинцы, приветствовавшие нацистов. Как он после войны вернулся, учиться в ДМЕТИ, и отбивал у соседей украденную ими мебель, чтобы бабушке — его маме, было, где спать.




Вспомнилось, как в институте с нами учились немцы, из ГДР. Хорошие ребята, но домой их пригласить было нереально: дедушка погиб в войну, не стоило. Папа никому ничего не забыл и был достаточно вспыльчив. Его мало что могло удержать, а политкорректности в стране не было, и в народе ходила фраза, что «надо было немцев всех перебить». Многие помнили, как та война по стране прокатилась. В Германии на Сталина молиться должны, что немцы там ещё есть. По большому счёту, им не пытаться говорить с нами с позиции силы нужно, как их министр обороны сдуру ляпнула, а понимать, что они там все в кредит живут, и долг вовек выплачен не будет. Что до трофеев, о которых они теперь любят вспоминать, их не все брали.

Дед по маминой линии, полковник, военный строитель, принимал по репарации Саксонские фарфоровые заводы, мог вывезти оттуда хоть всё. Купил он в заводской лавке половину чайного сервиза, на которую у него денег хватило, для бабушки, дочки дореволюционного богача, с хорошим вкусом. Когда же немцев из Пруссии выселяли, где дед гарнизоном Пилау командовал, и они имущество распродавали, машину он ей не дал, чтобы на аукцион ехать. Забрал из штаба СС, где они с семьёй размещались, напольные часы, метлахскую вазу с блюдом, пару супниц, чтоб было из чего суп хлебать, и овчарку из местного питомника, породистого ушастого Джека — подростка-щенка, который до конца 50-х жил в семье и отличался тем, что на звук немецкой речи реагировал однозначно: летел к горлу, убивать. И реакция такая в стране у очень и очень многих осталась. Разве что у Путина она не такая...

Довелось проездом быть в Германии в начале 90-х. Потом до самых 2000-х не было никакого желания. Но, прихотливы дорожки еврейской общественной деятельности — в начале 2000-х туда попал и бывал достаточно часто. Полюбил берлинские парки, музеи и зоопарк, в который заходил каждый раз, бывая в городе. Познакомился с немцами, которые не вызывали желания их пристрелить, как только открывали рот. Бывал на их приёмах, принимал в Институте Ближнего Востока чиновников и дипломатов из Германии. А после, как отрезало. После того, как посол ФРГ в России на приёме, посвящённом объединению Германии (!), высказался, насчёт Крыма, со своим мало кому интересным, кроме тогдашней и теперешней нашей оппозиции, мнением, о недопустимости изменения границ в Европе, а потом ещё и Меркель ляпнула, что нельзя там было проводить парад Победы...

Ноги с тех пор не было в немецком посольстве. Никаких контактов больше у института не было с их дипломатами — отказывались их принимать на любом уровне. Нет больше такой страны, Германии, для автора, пока они санкции против России не отменят — полностью, без исключений и условий. А уж теперь, когда они нам ещё и хамить стали в жёсткой форме... Не говоря о том, что Берлин и его соседи по Евросоюзу держат на постсоветском пространстве в качестве партнёров такую сволочь... От прямых наследников неонацистов в Прибалтике до бандеровцев на Украине. Кто это, если не потомки сателлитов Третьего рейха, прибившиеся к рейху Четвёртому? Так что, ни по Меркель, ни по немецким «зелёным», ни по всем прочим германским, партиям для нас сегодня нет разницы. АДГ не исключение. Хотят говорить — будем говорить с кем угодно. Не хотят, не будем. Просто, очень уж надоело брать их Берлин. Хотя если придётся, чего ж его не взять. Не в первый раз. Приспособились уже.







Tags: Германия, Сатановский, мысли, память
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo gmorder june 23, 2020 19:43 10
Buy for 200 tokens
Огромная просьба к читателям помочь. К сожалению при текущем положении дел, у меня возникла проблема с выплатой кредитов, которые как я уже пояснял были в подавляющем большинстве взяты на сопутствующие расходы по лечению раненых. Теперь эта гиря висит постоянно, я стараюсь сам справляться с ними,…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment