gmorder (gmorder) wrote,
gmorder
gmorder

Category:

История Елисеевского торгового дома и его владельцев





История эта началась в XIX веке, когда крепостной садовник графа Шереметьева в разгар Рождества вынес на дегустацию изумленной публики тарелку свежей земляники.

Она оказалась настолько вкусной, что когда хозяин пришел в себя, то спросил, что же хочет Петр Касаткин в награду за такой подарок в холодную зиму?




Тот не растерялся и ответил: «Вольную».
Граф Шереметьев поперхнулся от наглости той самой земляникой, но слово свое сдержал.
Дал не только вольную, но и 100 рублей подъемных.



Опасаясь, что хозяин передумает, Касаткин босяком побежал с семьей в Петербург.
Тут он остановился на первом же попавшемся постоялом дворе, с клопами да тараканами.
Утром оглянулся по сторонам и ужаснулся.
На руках дети, жена, да и тараканы не кормлены, вот зачем вольную просил?
Решил действовать!
Пошел на ближайший рынок, на подъемные купил лоток и чудо-дивное — заморские апельсины.
С эти богатством и отправился на Невский проспект перепродавать.
Торговля вначале шла плохо, но к обеду голод начинал брать свое.
Он вспомнил о семье, о клопах и скромность ушла.
Петр начал бойко кричать на весь проспект: «Кто хочет угостить даму апельсином? Копейка - что за деньги? Кто не пожалеет копейку, чтобы порадовать даму апельсином?»



До такого в столице до такого додуматься не мог никто.
Вокруг торговали леденцами, сушками, пирогами да сбитнями, но вот редкими тропическими фруктами никто.
Цитрусы среди прогуливающихся по проспекту аристократов пошли на ура.
И уже к осени, он скопил сумму, необходимую для открытия лавки «для торговли на скромных началах... продуктами жарких поясов земли».
Спустя год Петр разбогател настолько, что смог выкупить из крепостных брата Григория.



Когда братьям хватило денег записаться в гильдию купцов, то вступили они туда под новой фамилией, чтя добрую память отца Елисея.
Так начинался новый род — не крепостной, а купеческий!

Ради экономии и в целях развития бизнеса (ну, и просто — чтоб не платить перекупщикам) Петр сам отправился за товаром в «жаркие пояса».
Во время плановой остановки на португальском острове Мадейра, снимая пробу с местного вина, он загулял в портовом кабаке и опоздал на собственный корабль.
Грустить не стал, наоборот, в награду устроил себе вино-гастрономический тур по всему острову и его тавернам!



Когда корабль вернулся за купцом, то он уже слыл знатоком и мог отличить не только честную женщину от продажной, но и «раннюю» мадеру от «скороспелой».
Последующие годы Петр посвятил изучению благородных напитков и в целях самообразования стал посещать города Бордо, Херес, Порту, для «дегустации» и полного погружения в атмосферу.

Вернувшись в Петербург, договорился с кем нужно в таможне, у них же снял помещение для хранения иностранных вин и начал новое дело.
Вот тут-то бизнес и пошел!
Уже спустя три года на Биржевой линии Васильевского острова он вел постоянную винную торговлю, которая с самого открытия стала пользоваться успехом у наших людей.
У «Елисеевых» можно было купить самые лучшие вина, за которыми приходили не только окрестные забулдыги, но и французские аристократы, сбежавшие к нам после французской революции.



Прежде, чем Петр умер, он успел записать в купеческое сословие всех своих родственников, которые с успехом его дело продолжили.
В 1903 году его внук Григорий Григорьевич и открыл этот удивительный магазин купцов Елисеевых на Невском проспекте.

Радость от строительства магазина колониальных товаров была недолгой.
Спустя 15 лет в Россию с песнями, плясками и стрельбой из Авроры пришла революция, которая не сулила Елисеевым ничего хорошего.
Готовясь к бегству, они переплавили все семейное золото, отлив из него люстру, которую вывесили в центральном зале магазина.

Елисеевы надеялись, что власть большевиков долго не продержится и они с винишком в руках вернутся на улицы любимого Петербурга, где с усердием продолжат свое купеческое дело, а люстру вновь переплавят на ювелирные украшения.
Но их планам не суждено было сбыться...
Кто знает, где сейчас эта люстра?
Да и была ли она вообще?

Ну, какие купцы и советский пролетариат?
Магазин быстро переоформили по качеству и стандартам в городской «Гастроном №1».
Приезжим его показывали как диво-дивное, чудо магазин-дворец, в котором есть все.
Местные же жители приходили сюда покапать слюной на витрины.

Некоторые из жителей все же могли иногда себе позволить купить какой-нибудь пряник, что, естественно, поднимало их авторитет в глазах друзей на пару уровней.
Для людей из глубинки Елисеевский магазин вообще казался загробным раем.

Но, в первую очередь, это был пункт отоваривания партийной и административной элиты по строгим спискам, в который по блату могли занести фамилии известных людей.
Мандарины, бананы, икра, ананасы, твердокопченая колбаска.
Все это лишь часть длинного списка вожделенных деликатесов - такой отголосок настоящего, «Елисеевского» ассортимента начала XX века.

В Российской истории здание долго переходило из рук в руки.
Но в 2011 году здание внесли в реестр особо охраняемых объектов, а в 2012 после реконструкции вновь открылся Елисеевский магазин — один из немногих в мире магазинов-музеев. Он не просто предоставляет товары и сервис, но и погружает в атмосферу прошлой эпохи, дает прочувствовать, каково это — жить в царском Петербурге, пробовать редкие деликатесы со всего мира прямо на Невском проспекте, среди блеска золоченых витрин.


Петербург Live

взято у oli_da

Tags: Питер, история, торговцы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 200 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments